March 21st, 2020

Марлен

(no subject)

1) элегантность = Марлен в https://ru.wikipedia.org/wiki/Свидетель_обвинения (номинация "Лучшая женская роль в драме" премии "Золотой глобус")

в каждом жесте, повороте головы

не про соответствие неким кем-то придуманным условностям, новым условностям, пере-условленным условностям насчёт "всё дерзкое-яркое-вычурное = плохой вкус, а скучное-серьенькое-стародевичье = хороший"

однажды буквально осенило прямо во время написания поста: нет внутреннего и внешнего, едино всё

мы цельные, целые, не раскладываемые на пункты и подпункты, на трендики-тряпочки-селфички

что надеваем, ок, важно

что постим, лайкаем, с какими интонациями общаемся в соцсетях - в новых реалиях уже тоже считается (а потому что это наша реальность: жизнь + технические штуки)

какие смыслы привносим (не цените красивых слов? - какое от нас ощущение, впечатление, любой ваш прагматичный термин)

и всё в целом = и так далее




Collapse )
2019 белые ресницы

(no subject)

1) приятно, что всё больше людей проникаются этой солнечной лучистой эстетикой нежной

ощущение усиливания и прирастания через притягивание единомышленников, родственных похожих душ

Collapse )




2) и пусть рядом Марлен - такая же нежная-солнечная здесь (отдыхает между дублей на съёмках The Song of Songs 1933)

постила как-то скриншоты из "Обесчещенной" - Марлен с ненакрашенным личиком и пшеничными ресницами - по тем временам вызов








3) upd - раз книгой прониклась, фильм точно придётся - https://www.kinopoisk.ru/film/13574/

про человека, который никогда не допишет свою книгу

или допишет?


upd - фильм приятно старомодный, но книга всё-таки поогромнее

все эти тонкости маленькие и необязательные, но ради них и читаем:


Николь осталась в воде, а Дик вылез на плот и уселся с Розмэри рядом; мокрые, они сидели и непринужденно болтали, как будто никогда не любили, даже никогда не касались друг друга. Розмэри еще похорошела — Николь была неприятно поражена ее молодостью, но тут же с удовлетворением отметила про себя, что из них двух она чуть потоньше.

...Collapse )

Его взгляд, ясный, как у ребенка, напрашивался на ее сочувствие, и в нем уже шевелилась давно забытая потребность внушать собеседнице, что он — последний живой мужчина на свете, а она — последняя женщина.









Collapse )