Ле (artbuket) wrote,
Ле
artbuket

Categories:
Татьяна Никитична (фб):


Сегодня тот особый снегопад, который восстанавливает старинную Москву, даже если все пропало, разрушено, перестроено, переименовано. Надо только найти нужное место, нужные улицы и брести по ним по щиколотку в снегу. Солянка, улица Забелина, Колпачный переулок, Покровка. Маленькие двухэтажные домики, кривые переулочки, нетоптанный, сверкающий, сухой метельный снег. Тепло. Внезапно звуки гитары из совершенно необитаемого, с виду, дома - а, это книжный клуб, окна почти вровень с землей (вернее, с сугробом, который землю укрыл), жалюзи наполовину спущены, и только видно, как в теплой комнате кто-то бренчит что-то свое, очень лирическое, на гитаре, и чьи-то ноги и животы на стульях слушают.
Играющий играет и поет с душой, слушатели - по ногам видно - слушают с душой; стоишь на улице, и теплая московская метель заметает тебя, заметает, заметает, и не оторваться, и неудобно: ты подслушиваешь чужую нежную душу, а тебя ведь не звали; и думаешь: если бы я постучала, они бы, наверно, впустили, и я бы присела с краешку и послушала, меня не прогнали бы.
В воскресенье, синим метельным вечером, все эти наполовину невидимые люди не остались дома тупить в фейсбуке, лаяться с домашними, смотреть бессмысленные дебаты по телевизору, а пришли вот сюда, в какой-то не-знаю-как называется-переулок, послушать чьи-то стихи, чью-то гитару, вздохнуть, воспарить, подумать о хорошем... а потом выйдут на снежный воздух - ууу! как нас занесло-то! - и пойдут домой добрыми, и будут дома пить чай с вареньем.
Как пили и сто, и двести, и триста лет назад.
А четыреста - нет, не пили.






и https://www.svoboda.org/a/29079119.html


Татьяна Толстая: К сожалению, наши русские читатели многие – из интеллигенции, из референтной группы, – увы, не любят уменьшительные, они думают – о глупые люди! – что это делает их речь мещанской, упрощает, делает детской или делает приказчицкой. Это все ложь, ложь, ложь. Просто они не умеют этим пользоваться.

Александр Генис: Никогда не соглашусь с унижением суффиксов. Селедка и селедочка – это совершенно разные вещи. Второе обязательно подразумевает рюмку водки, а первое нет.

Татьяна Толстая: А сельдь? Они же норовят "сельдь" сказать: укрупнять, так укрупнять.

Александр Генис: Сельдь – это для энциклопедии.



и так далее
наслаждение


upd - процитирую, не могу удержаться! "чтобы они всё-таки смеялись"

сейчас гораздо больше мужчин приходит, а раньше приходили только женщины. Вот выступаешь в какой-нибудь библиотеке в 1980–90-е годы – сплошь все женщины, лишь немножко чернеют или лысеют мужские головы. А сейчас у нас до четверти мужчин, и молодые приходят люди. Я думаю: старая глупая женщина, чем я заслужила, что пришло много молодежи, тащат какие-то книжки мне на подпись, кто-нибудь цветочек несет, еще что-то. Нет, чтобы пойти попинать мяч, посидеть в кафе с ровесницами, нет, они приходят на встречу. Меня это очень-очень трогает.

Здесь это не совсем так, если считать американских читателей, то в основном это женщины, и отдельные мужчины, которые не улыбаются. А я бы хотела, чтобы они все-таки смеялись.





точно против выспренности, поджатых губ и отставленного мизинчика

смеётся хорошо:






посмотрели ли интервью сына с Юрием Дудём: "Да! Я смотрела. Мне Дудь очень понравился. Я теперь буду смотреть его там и сям. Грамотно, интересно, хорошая подача. Там же еще редактура потом идет. Все это сделано очень увлекательно. "


Tags: (наша нежная нежная) МОСКВА, ХОРОШО-ТО КАК сказали!, красивые люди, сетевое, сияющий +++
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments